Трагедия 50-й армии

6 октября 1941 года немцы начали занимать Брянск. Оборонявшая его 50-я армия отступала, но непреодолимым препятствием легла река Рессета. К этому времени армия насчитывала более 100 тысяч человек, но к своим вышло чуть более 20 тысяч. К своим не вышел и Алексей Васильевич Склизков, уроженец села Падовка. Получив ранение в окопе, его отправили к санитарам для дальнейшей отправки в тыл через переправу. Но переправы через Рессету … не было. На подступах к ней скопилось столько людей, повозок, машин, пушек, тягачей, что пройти можно было только пробираясь под животами коней, под дышлами бричек или щелями между машинами. Каждые пять минут в реку, туда, где еще виднелись остатки бревенчатого моста, пачками ложились фашистские снаряды. А переправы не было… Под ураганным артиллерийским огнем противника саперы строили переправу. Из водоворота у реки вырывались потоки людей и машин и устремлялись прочь, на бугры — под огонь танков. Машины вспыхивали. Мертвые оставались. Живые текли вниз к Рессете. К полудню 13 октября не стало полков, батарей, батальонов. Все перепуталось. Под вечер с бугров потянулись к Рессете раненые. Ими были переполнены медпункты. Они лежали в машинах, на повозках, на снежной простыне в чахлом осиннике. Сестры метались над ними, как чайки. Под вечер фашисты ударили из пушек. Наступила страшная ночь, которая разъедала холодной темнотой в час, когда все нуждались во взгляде, в слове товарища, в твердом голо се командира. А ночь оставила каждого наедине со своими думами…

14 октября показалось солнце. Вместе с ним прилетели самолеты врага, деловито, по очереди, они высыпали бомбы на остатки переправы и уходили. Один самолет остался. Приглушив мотор, летчик кричал в рупор: «Иван, сдавайся!» и швырял листовки. Немцы ждали час, а затем осенний ветер принес похоронную музыку! Она текла из оврагов и лощин, где за вражескими танками стояли громко говорители. Эта кладбищенская нудь смертным холодом лилась к сердцу, сжимая грудь и горло. И где-то здесь, в этом ужасе, теряя кровь, умирал мой дядя Алексей Васильевич Склизков (на фото). Ему было 19 лет.

Рессета — это трагедия. Но поредевшая 50-я армия вырвалась из окружения, имея 10% людей и 2% орудий и минометов. Среди выживших был и Евгений Васильевич Лаптев, товарищ и однополчанин погибшего Алексея Склизкова. И каждый День Победы он вспоминал и рассказывал мне об этих страшных днях и непременно, мы с ним поминали его фронтового друга, нашего земляка, моего дядю. На берегу реки Рессета была учреждена мемориальная зона и установлен памятник воинам 50-й армии — два семиметровых стальных штыка с охватывающей, символизирующей разрываемую ленту окружения, надписью: «Товарищ, помни, по какой земле ты идешь, на каких стоишь берегах. Здесь, на реке Рессета, в октябре 1941 года приняли неравный бой защитники Родины. От жестокого огня горел песок, плавился металл. Рессета потемнела от крови, стонала земля, устланная телами павших…». В память об этой трагедии, о павших за Родину, в районном центре Хвостовичи Белгородской области установлен монумент советскому воину и среди трех тысяч имен, высеченных на памятных плитах, есть имя нашего земляка Склизкова Алексея Васильевича. Вечная память всем защитникам Отечества!
Г. СКЛИЗКОВ, с. Падовка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *